Кстовчане Культура Событие

Душа России

О возможностях балалайки рассказывает Анатолий Речкин

23 июня отмечается Международный день балалайки, а 27 июня — День российской молодежи. В канун этих праздников корреспондент «Маяка» побеседовал с молодым преподавателем кстовской музыкальной школы, ассистентом-стажером Нижегородской государственной консерватории им. М. И. Глинки Анатолием Речкиным, который, с детства влюбившись в балалайку, связал с ней жизнь.

Любовь с первого взгляда

О том, что значит для Анатолия балалайка, можно понять, увидев, как молодой преподаватель обращается с ней: осторожно и бережно достает из чехла, нежно поглаживает и плавными движениями пальцев, словно лаская, начинает играть. Видно, что это любовь на всю жизнь. Возникло это теплое чувство, по словам Анатолия, когда ему было пять лет. «Помню, в садике привели нас на детское мероприятие и там перед нами выступил известный нижегородский балалаечникИосиф Меерович Штиллер. Ох, как он играл! Балалайка в его руках «плясала», то за спиной оказывалась, то над головой, при этом издавала свой неповторимый сладостный звук. Этот концерт я считаю поворотным моментом моей жизни. Тогда балалайка раз и навсегда покорила мое сердце, и я очень захотел научиться на ней играть», — вспоминает музыкант. Для родителей стало полной неожиданностью желание сына освоить игру на народном инструменте. По словам нашего собеседника, их удивило и желание сына заняться музыкой (до него в семье к музыке никто не тянулся), и то, что он выбрал именно балалайку, а не, скажем, фортепиано, гитару или другой более популярный инструмент. «Когда я настоял на своем, мама мне сказала: «Ну что ж, балалайка много места на антресоли не займет», — с улыбкой вспоминает наш собеседник.

Так Анатолий поступил в музыкальную школу № 17 в Нижнем Новгороде, где первым основам игры на балалайке его научила Галина Анатольевна Швецова. Затем были годы учебы в дзержинском музыкальном колледже, где наставником был профессор нижегородской государственной консерватории Сергей Павлович Малыхин. А за два дня до выхода этого номера музыкант успешно защитил диплом в консерватории. Более чем за два десятка лет, прошедших с судьбоносного для нашего героя концерта Иосифа Штиллера, Анатолий ни разу не пожалел о том, что решил связать жизнь с балалайкой. Однако ответить для себя на вопрос, чем же именно русский народный инструмент покорил его сердце, наш собеседник, по собственному признанию, смог лишь недавно.

«Балалайка способна тонко передать самые разные чувства. В зависимости от того, как на ней играть, она может жалобно плакать, задорно смеяться или задушевно петь. Далеко не всякий инструмент обладает таким разнообразием тембров и техник игры на нем, как балалайка. Этим не может похвастаться даже ее ближайшая родственница — домра. Звучание балалайки отличается глубиной и искренностью. Считаю, что ее заслуженно называют душой России. Сложно найти инструмент, посредством которого музыкант мог бы так просто и так полно сказать о внутреннем мире русского человека», — с горящими глазами говорит Анатолий. Для нашего собеседника нет никаких сомнений, что у балалайки есть будущее.

Юность и мягкий рёв

«Балалайка — инструмент достаточно юный и не занявший окончательно свою нишу. Только в конце XIX века она обрела свой современный вид и пришла в мир академической музыки. Ее можно сравнить с молодым человеком, который ищет свое призвание и стремится во всем себя попробовать. Это обстоятельство постоянно побуждает музыкантов с ней экспериментировать», — рассуждает Анатолий.

По его мнению, где бы балалайка не использовалась — будь то исполнение классических музыкальных произведений либо же аранжировка современных эстрадных мелодий — это всегда звучит ново и интересно. Не менее любопытны и технические эксперименты с ней. «На волне научно-технического прогресса наряду с обычной балалайкой появилась и электрическая. К ней, как и к той же электрогитаре, можно подключить устройства для искажения звука. В результате получается хорошо знакомый нам из рок-музыки «рёв». По сравнению с гитарой, балалайка «ревёт» мягче и, скажем так, добрее», — рассказывает музыкант.

За два десятка лет занятий музыкой Анатолий исполнил на балалайке не одно классическое произведение, в частности, «Пляска смерти» Сен-Санса, «Рондо-каприччиозо» Мендельсона и другие. Это, по его словам, позволило ему по-новому осмыслить композиции.

Кроме того, в студенческие годы наш собеседник, как и его одногруппники, проводил на досуге собственные эксперименты, пытаясь сыграть на балалайке различные мелодии из популярных современных музыкальных жанров. Например, однажды он ради интереса сыграл на русском народном инструменте музыку из знаменитой песни группы Deep Purple «Smoke on the water». Об этом наш собеседник рассказывает без особого удовольствия. «Считаю, что огульно использовать балалайку здесь и там — это не серьезно. Нужно понимать, что композитор пишет партию для того или иного инструмента не просто так, а потому что звучание этого инструмента является одним из способов выражения смысла произведения. Поэтому, когда мы при исполнении композиции бездумно заменяем, скажем, скрипку на ту же балалайку, то рискуем исказить этот смысл. Аналогично и в рок-музыке — балалайка никогда не заменит электрогитару, впрочем, как и наоборот. Экспериментировать с инструментами нужно очень осторожно, чтобы это не стало неуважением к автору произведения», — полагает музыкант. По мнению Анатолия, балалайка приходится очень кстати при исполнении композиций Доменико Скарлатти, но можно ли на ней играть, к примеру, музыку Ференца Листа — большой вопрос. Как считает наш собеседник, в идеале у каждого инструмента должна быть своя музыка.

Нераскрытый самородок

«Балалайка пока не настолько раскрыта, как, скажем, более знакомая композиторам скрипка. Поэтому оригинальных музыкальных произведений для балалайки пока не очень много», — с сожалением говорит Анатолий. Малоизученностью инструмента, незнанием многих его возможностей наш собеседник объясняет то, что балалайка пока не очень востребована среди молодых музыкантов. Так, в консерватории Анатолий Речкин был единственным человеком на своем курсе, изучающим балалайку.

Однако, по его словам, ситуация меняется. «Появляется все больше талантливых композиторов, пишущих музыку именно для балалайки. Среди них — Михаил Броннер, Ефрем Подгайц и многие другие. Уверен, что не станет дело и за достойными исполнителями», — говорит Анатолий.

В кстовскую музыкальную школу, где наш собеседник уже пять лет преподает игру на балалайке, освоить игру на русском народном инструменте в этом году пришло рекордное за время его работы количество детей — восемь человек, среди которых много талантливых ребят.

«С восхищением наблюдаю за успехами Насти Тюриной из Тамбова, которая в свои девять лет мастерски исполняет такие сложные произведения, как «Полет шмеля» Римского-Корсакова и «Каприс № 24» Паганини. Уверен, что и мои ученики смогут добиться не меньших успехов. Учу их в первую очередь любить инструмент. Если человек по-настоящему им увлечен и готов работать — это творит настоящие чудеса. Мне кажется, что в раннем возрасте особенно чувствуется та неизведанная широта возможностей, что таится в балалайке, которой еще предстоит раскрыться», — считает Анатолий Речкин.


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *