Кстовчане

«С теплом вспоминаю холодный северный край…»

В преддверии 100-летия со дня образования Пограничных войск России продолжаем рассказывать о кстовчанах-пограничниках

Сегодня своими воспоминаниями с читателями «Маяка» делится Сергей Валерьевич Колчин, который в конце 1990-х годов проходил службу за Северным полярным кругом, в Отдельном Арктическом пограничном отряде Северно-восточного пограничного округа в Республике Саха (Якутия).

Сергей Валерьевич, в лихие 90-е немало было тех, кто стремился избежать службы в армии, опасаясь дедовщины и отправки в горячие точки. А Вас не испугала повестка из военкомата?

— Нисколько. Служить в армии всегда было почетно, а те, кто пытался «откосить», не вызывали уважения, даже в непростые 90-е. Именно армия воспитывает в юноше настоящего мужчину, который умеет преодолевать трудности, а не бояться их. В сложные времена это особенно важно и ценно.

Как Вы восприняли новость о том, что Вам предстоит охранять границы Родины на Крайнем Севере?

— С радостью, ведь это было мое желание. Попасть на погранзаставы Заполярья было сложно, поскольку чаще всего туда призывали ребят из северных регионов, но мне повезло. В учебной части в Архангельске, куда попал после призыва, я окончил школу сержантов, где выучился на специалиста радиорелейной связи. После обучения был направлен в поселок Тикси. А через полгода выяснилось, что на погранзаставе «Нижнеянск» не хватает сержантского состава в группе связи. Так я и попал на Крайний Север.

Какое впечатление произвел на Вас этот край?

— Первое, что запомнилось: когда мы только приехали, было трудно дышать, поскольку нехватка кислорода в воздухе почти 50 процентов. Сильное впечатление произвела и сама местность: вокруг только снега и бескрайняя тундра. В округе часто бродили в поисках пищи белые медведи. Однажды я столкнулся с одним из них во время развода караула. Пришлось спасаться бегством, поскольку во время зимних бурь эти огромные хищники голодны и очень опасны. Сильные бураны, кстати, частое явление в этих местах. Неслучайно поселок Нижнеянск, рядом с которым мы располагались, называли «поселком летающих собак».

Как проходила Ваша служба в таких суровых условиях?

— Обстановка на нашей погранзаставе была почти домашней. Поскольку продукты нам завозили только раз в полгода, да и то в основном консервы, мы вели свое подсобное хозяйство: держали свиней и выращивали овощи в теплицах. Вместе отмечали все праздники. Помню, как на Новый год наклеили на опавшую лиственницу подобие хвои из бумаги и водили вокруг хоровод. (Улыбается.) Конечно, нести службу на северных границах сложнее из-за климатических условий. Даже заключенные, отбывающие наказание в тех местах, не пытались бежать, поскольку понимали, что это не имеет смысла: либо поймают, либо погибнешь от холода и голода.

Что за время службы Вам запомнилось больше всего?

— Был один случай, который поразил меня. Однажды в тундре недалеко от вышки радиосвязи упал вертолет. Когда мы приехали на место происшествия, выяснилось, что пассажиров приютил смотритель этой вышки. По его словам, уже 15 лет он жил один, общаясь только со своей кошкой. За это время, слушая радиопередачи, он выучил восемь иностранных языков. Учитывая размеры его личной библиотеки, можно только догадываться, каким объемом знаний обладал этот человек!

Сергей Валерьевич, с каким чувством Вы покидали Крайний Север по окончании срока службы?

— Был уверен, что вернусь. Даже стал собирать документы, когда после увольнения в запас нас привезли в Воркуту. К  сожалению, мое место было уже занято, поэтому мне предложили продолжить службу в другом регионе. Но до сих пор, встречаясь со своими друзьями-сослуживцами, с большой теплотой вспоминаем холодный северный край.


Ирина РЫКОВА

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *