Кстовчане

Мимолетная война, или великий реванш

В преддверии годовщины начала советско-японской войны ее участник поделился с читателями «Маяка» своими воспоминаниями

9 августа 1945 года началась советско-японская война, ставшая финальным эпизодом участия Советского Союза во Второй мировой войне. Происходившее в те дни, конечно же, привлекает к себе намного меньше внимания историков и общественности, чем та же Великая Отечественная война. Тем не менее одержанная тогда Советским Союзом победа имела огромное значение не только для нашей Родины, но и для всего мира. Страна взяла блестящий реванш за понесенное почти полувеком  ранее военное поражение от Японии, резко приблизив окончание Второй мировой. В преддверии очередной годовщины победоносной военной кампании Красной армии наш корреспондент побеседовал с непосредственным участником тех событий — кстовчанином Иннокентием Карповичем Иконниковым.

Ехал на одну войну, попал на другую

О своем участии в советско-японской войне ветеран говорит без свойственной для таких воспоминаний тягучести — легко и динамично. Поначалу это может показаться немного странным, однако вспомнив историю, понимаешь, в чем здесь дело. Победоносное шествие Красной армии в августе 45-го, менее чем за месяц одолевшей самую мощную, насчитывающую почти 1,5 миллиона человек (!) Квантунскую группировку японских войск, было настолько стремительным и масштабным, что говорить об этом в другой манере просто не получается…

В 1944 году семнадцатилетнего Иннокентия Карповича Иконникова призвали в армию и отправили в город Бийск Алтайского края, где в танковом училище он получил специальность радиста-пулеметчика и сержантское звание. «После полугодовой учебы нас отправили эшелоном в западном направлении, на войну с Германией, как мы поняли. Но доехав до Москвы, наш поезд повез нас обратно на восток. Поначалу мы не понимали, что происходит. Спустя некоторое время нам сообщили, что мы едем на монгольскую границу», — вспоминает ветеран.

«Добравшись до границы, мы на танках зашли на территорию дружественной Монголии и разбили палаточный лагерь недалеко от Улан-Батора», — говорит наш собеседник.

Здесь, в бескрайних степях, молодой танкист провел со своими сослуживцами не один месяц. «Однажды нас подняли и, не посвящая в подробности, приказали двигаться через маньчжурскую границу. С этого момента для нас и началась война с Японией», — рассказывает Иннокентий Карпович.

Отправившись на одну войну, наш герой попал на другую, где Красную армию поджидал сильный противник — самая мощная группировка сухопутных сил Японии, способная дать достойный бой, однако…

Японцы сдавались, но не дремали

«Мы продвигались вглубь территории и не встречали ни одного выстрела со стороны японцев», — вспоминает ветеран. — Они не очень-то хотели воевать и вовсю сдавались плен. Так, почти беспрепятственно, мы дошли до города Мукден, где и простояли до конца войны. Были, конечно же, и более напряженные участки фронта, где неприятель оказывал куда более активное сопротивление, но мне просто повезло не попасть в самую гущу войны».

Однако расслабляться Иннокентию Карповичу и его товарищам не приходилось. Несмотря на общее подавленное настроение в неприятельской армии, отдельные ее подразделения не дремали. Так, японцы могли внезапно проникнуть в наши танки через открытые люки и вырезать всех, кто там находился. «Именно так у нас погибли два экипажа. Поэтому во время остановок танкистам строжайше предписывалось держать люки закрытыми», — говорит Иннокентий Карпович.

Китайцы, по словам нашего собеседника, встречали Красную армию с огромной радостью, ведь она несла долгожданное освобождение от захватчиков, под гнетом которых народ Поднебесной многого натерпелся. «Помню, как по дороге нам встречались работающие в поле китайские крестьяне, которые при виде советских танков широко улыбались и махали руками, выкрикивая приветствия», — рассказывает ветеран.

Менее чем через месяц война закончилась, а вот до демобилизации нашему собеседнику было еще далеко. Почти сразу после подписания Японией акта о капитуляции подразделение, в котором служил Иннокентий Карпович, было отправлено из Мукдена в Читинскую область, где танкисту и предстояло служить до осени 1950 года.

«Война с Японией будто бы пролетела, но каковы были масштабы одержанной нами тогда победы!» — с гордостью подытоживает свой рассказ ветеран.

Впечатляющие результаты той военной кампании и ее скоротечность не перестают удивлять и многих историков. Ведь в те горячие августовские дни наша страна всего за месяц смогла отвоевать у Японии все, что было потеряно в Русско-японскую войну: Южный Сахалин, Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, а заодно присоединить Курильские острова. Всего за месяц Красная армия наголову разбила огромное, формировавшееся долгими годами неприятельское войско. Именно с тех пор грустная песня «На сопках Маньчжурии» стала напоминать потомкам не только о досадном поражении, но и о выдающейся победе нашего воинства, своим участием в которой наш земляк Иннокентий Карпович Иконников не перестает гордиться.


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *