В центре внимания

Как русские и польские дети жили в Кстове под одной крышей

В годы войны в Кстове располагался приют для детей из оккупированной Польши и осажденного Ленинграда. Детский дом был организован на базе детского сада № 1 (ныне детсад № 7). На сегодняшний день деревянное здание, где жили дети войны, не сохранилось.

По имеющимся свидетельствам, в годы войны кстовчане называли детский дом «польским домом», поскольку большинство воспитанников учреждения были эвакуированы из захваченной немцами Польши.

Уже в 70-е годы кстовчанка Тамара Алексеевна Козлова, чья мать работала в этом детдоме, решила подробнее узнать о его истории и написала письмо другой бывшей сотруднице «польского дома», Валентине Ивановне Кирилловой. В своем ответе Валентина Ивановна описала интереснейшую картину того, как под одной крышей уживались дети, пусть, в общем-то, братских, но все же разных народов двух стран с очень сложной совместной историей.

Как следует из письма бывшей работницы детского дома, интернациональным был не только состав воспитанников учреждения, но и штат его обслуживающего персонала. Здесь за детьми ухаживали и русские (Таисия Алексеевна Крылова, Елена Ивановна Мартьянова и Мария Алексеевна Крылова), и украинцы (Нина Нестерович и Клара Нилова), и поляки (Александра Рощенко, она же пани Веслава, Елена Гримбаум — пани Елена и Мария Шахтель — пани Мария).

«Дети жили дружно, — пишет Валентина Ивановна. — Русские дети учились в Кстовской средней школе № 1. Польские дети младшего школьного возраста также учились в русской школе, а дети-поляки старшего возраста не учились. Они помогали по хозяйству. Кроме того, они же с помощью воспитателей шили белье и одежду для себя и малышей».

За многочисленными заботами находилось время и для отдыха. В детском доме регулярно устраивались вечера, на которых воспитанники знакомились с культурой друг друга.

Ребята исполняли русские и польские народные песни и танцы под бубны, которые, по всей видимости, были единственными музыкальными инструментами в детдоме. Костюмы для танцев дети и воспитатели шили своими руками. Здесь, в эвакуации, у детей из Ленинграда и Польши общим был не только быт. «С фронтов получали письма и иногда извещения о гибели отцов. Радовались все вместе, плакали тоже все вместе», — пишет Валентина Ивановна Кириллова.

К сожалению, и в самом детском доме не обошлось без трагедии. В 1943 году трагически погиб один из его воспитанников — мальчик из Ленинграда Юра Мозохин. Его могила находится на кладбище в старом Кстове.

В своем письме Валентина Ивановна сообщает, что интернациональный детский дом просуществовал в Кстове до апреля 1946 года. После его закрытия русские дети были переведены в детдома Горького. Польские же воспитанники отправились к себе на родину. Валентина Ивановна в это время лечилась в больнице в Горьком. «Уезжая, все они (польские дети. — Прим. авт.) пришли к зданию больницы попрощаться со мной. На прощание передали мне слова привета и благодарности. А чтобы я поправлялась, подарили мне каравай ржаного хлеба, три куска сахара и пачку чая», — вспоминает бывшая работница интернационального детдома.

По данным музея школы № 1, провожала ребят на родину бывшая заведующая детским домом кстовчанка Зинаида Асафьевна Тараканова (Горячева).

Как признается в своем письме Валентина Ивановна, работа в «польском доме» повлияла на всю ее дальнейшую судьбу. После этого она всю жизнь посвятила воспитанию детей, работая в садиках и детдомах. На момент написания письма (5 сентября 1977 года) она являлась заведующей детским садом № 11 города Кстово.

…Наверняка польские дети, уезжая в 1946 году из наших краев, испытывали чувство огромной благодарности советским солдатам за освобождение своей Родины и даже представить себе не могли, что когда-нибудь в Польше воинов Красной армии объявят оккупантами и по всей стране начнут сносить их памятники…


Алексей СКОТНИКОВ

Фото предоставлено музеем школы № 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *