Вести поселений

Пустеющая глубинка: Келейниково

Корреспондент «Маяка» побывал в пустеющих деревнях и селах Кстовского района

Этим репортажем мы продолжаем серию публикаций, посвященную отдаленным деревням и селам нашего района, в которых численность населения сокращается. Останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–20 лет или исчезнут вместе с последними жителями? В этом мы и попытались разобраться на месте. Сегодня мы посетили деревню Келейниково Чернухинского сельсовета, где, по данным местной администрации, постоянно зарегистрирован 21 человек и один человек — временно.

На подъезде к Келейникову мы видим обветшалую, окруженную высокими зарослями бурьяна автобусную остановку, на которой висит старая табличка с названием деревни. Текст с годами частично стерся, и вместо «Келейниково» по оставшимся на табличке буквам читается: «К… лей…». Как говорится, и смех и грех.

Следуя указателю, на котором название деревни написано с ошибкой — «КИлейниково», выезжаем на не очень ровную, но зато отсыпанную щебнем дорогу, ведущую непосредственно к населенному пункту. А вот в самом Келейникове дорога без твердого покрытия, ухабистая и сырая от недавних дождей.

У крыльца одного из домов мы встречаем Анну Алексеевну. Пожилая женщина — уроженка Келейникова. С супругом Георгием Васильевичем они живут в Кстове и в деревню приезжают каждое лето. «За всю жизнь мы так никуда и не съездили в отпуск. Всё здесь отдыхали и отдыхаем», — говорит Анна Алексеевна.

Судя по всему, о таком своем выборе супруги никогда не жалели и не жалеют. Анна Алексеевна оживленно рассказывает нам об огороде и озвучивает богатый перечень выращиваемых на нем овощей, фруктов и ягод. По хозяйству супругам-пенсионерам приезжает помогать столь же многочисленное потомство. У Анны Алексеевны и Георгия Васильевича две дочери, внук, три внучки, правнук и правнучка.

Из огорода выходит мама Анны Алексеевны, 89-летняя Лидия Степановна. Пока могла, она жила в деревне круглый год, но с возрастом это стало тяжело. И вот уже три года дочь с зятем забирают ее на зиму в город. «Мне не хотелось бы отсюда уезжать. Всю жизнь я здесь прожила, да куда ж деваться…» — говорит Лидия Степановна.

Деревня, по ее словам, по сравнению с прежними временами сильно запустела. «Когда у людей была работа в совхозе, здесь жили в каждом доме. Молодежи было много. А сейчас-то что здесь делать?» — с горечью говорит наша собеседница.

Будто в дополнение к ее словам, из заброшенного, почти полностью развалившегося дома по другую сторону улицы прорастает бузина. Ее ярко-красные ягоды выглядят горькими слезами, проливаемыми избой по оставившим ее хозяевам…

Если Лидии Степановне есть на кого положиться и куда деться из деревни, то у других жителей Келейникова, с которыми мы пообщались, все сложилось не столь благополучно.

Так, 79-летняя Лидия Ивановна в своей небольшой, доставшейся по наследству вековой избе живет одна. Ее мужа и ребенка уже нет в живых.

На постоянное место жительства в Келейниково Лидия Ивановна, выйдя на пенсию, переехала из Нижнего Новгорода, где работала в том числе и в воинской части. «Здесь, в деревне, проще жить. Денег на разные нужды уходит меньше, — по-военному четко рассказывает наша собеседница о причинах своего переезда. — К примеру, платье, которое я ношу, мне здесь года на три хватит, а в городе в этом ведь и на улицу не выйдешь».

Свое хозяйство женщина ведет одна. Несмотря на это, выглядит Лидия Ивановна бодро и, что называется, по-боевому. Около ее дома отшельником растет колючая расторопша. Своим одиночеством и способностью постоять за себя (с помощью шипов) она напоминает нашу собеседницу.

На деревенской улице мы встречаем Софью Николаевну с сыном Григорием, которые возвращаются с покупками из ближайшего магазина, находящегося в селе Выездном. В общей сложности путь туда и обратно занимает, по словам пожилой женщины, целый час. Софья Николаевна рассказывает, что когда-то в деревне был свой магазин, но в настоящее время он закрыт, а его здание переделано под частный дом. Живя в Келейникове вместе с сыном-инвалидом круглый год, с деревенскими неудобствами Софья Николаевна уже давно смирилась. В их избе все очень скромно — никаких излишеств, только самое нужное.

«Мне отсюда деваться некуда и не к кому», — спокойно рассуждает наша собеседница, одновременно начиная чистить грибы, которые они с Григорием, по всей видимости, собрали по дороге. Гришутка, как его ласково называет мать, в меру своих возможностей помогает Софье Николаевне по хозяйству: когда воды принесет, когда иное мелкое поручение выполнит. В основном же пожилой вдове приходиться рассчитывать только на свои силы. «Попросишь кого из наших мужиков помочь, так жены сразу ревнуют», — с еле заметной улыбкой говорит наша собеседница.

Из Келейникова мы уезжали с печальным настроением. Деревня и стареет, и пустеет. Впрочем, люди надеются на то, что населенный пункт однажды оживет. Почти сразу же за деревней стоит крест на месте бывшей церкви. Под крестом — потрепанная табличка с надписью: «Здесь был и будет храм в честь Успения Пресвятой Богородицы». Те, кто установил эту табличку, скорее всего, верят, что восстановленный однажды храм не останется без прихожан. Вот и органы местной власти деревню со счетов явно не списывают. Дорога, ведущая в Келейниково, не так давно обрела покрытие из щебня, а на ветхую, заросшую бурьяном остановку, что мы видели на подъезде к населенному пункту, по словам жителей, приходит автобус, пусть лишь в теплое время года и только по выходным.


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *