Подвиг во имя Победы

Боевой путь радиотелеграфистки

Воспоминания кстовчанки — участницы Курской битвы и операции «Багратион»

В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и 90-летия Кстовского района «Маяк» публикует отрывки из дневника воспоминаний уроженки села Безводного Марии Ивановны Шигиной (в замужестве Панкратовой), которая, будучи радиотелеграфисткой, прошла славный боевой путь от Сталинграда до Германии в составе 65-й общевойсковой армии. Самоотверженность юной уроженки Кстовского района, обеспечившей бесперебойную связь во время операции по разгрому вражеской группировки, окруженной под Сталинградом, была отмечена медалью «За боевые заслуги», о чем мы рассказали в прошлом номере газеты. Сегодня вы узнаете о продолжении боевого пути нашей землячки. Дневник воспоминаний Марии Ивановны в редакцию газеты «Маяк» прислала член общества «Кстовский краевед» Татьяна Михайловна Морева.

В конце марта 1943 года, как вспоминала в своем дневнике Мария Ивановна Шигина, 65-я общевойсковая армия, в рядах которой она воевала, заняла оборону на вершине стратегически важного Курского выступа. В ходе Курской битвы армия отражала удар противника из района Севска (в период оборонительной части операции). «12 августа наши передовые части овладели городом Дмитриев-Льговский. Освободили много населенных пунктов. К 5 сентября пройдено 125 километров», — читаем в дневнике.

В августе 1943-го 21-летняя радиотелеграфистка, чья самоотверженная работа во время операции по разгрому немцев под Сталинградом была отмечена медалью «За боевые заслуги», получила свою вторую награду — медаль «За оборону Сталинграда». Об этом Мария Ивановна также вспоминала в своем дневнике — главным образом из-за волнующих обстоятельств, которые она и ее боевые товарищи пережили в тот день. «В августе мы находились в Доброводье. Ходили в полк получать медаль «За оборону Сталинграда» и заблудились, — пишет Мария Ивановна. — Штаб полка обычно находился от радиороты на расстоянии 4-5 километров. Все подразделения полка боялись пеленгации от работающих радиостанций. В этот день была сильная бомбежка. Говорили, что примерно 27 самолетов бомбили город Севск. Медаль вручал в землянке подполковник Замаро (начальник штаба полка). Мы задержались дотемна (дело было в лесу) и заблудились. Четверо: трое парней и я. Только к утру мы набрели на телефонный провод, который привел нас к самой дальней радиостанции. Я уже так устала и испугалась: до нашего взвода (узла связи роты) еще не менее 4 километров. Я шла за парнями как во сне, они меня то и дело подгоняли, но не бросали. Наконец показалась наша палатка. Я, собрав последние силы, побежала и запнулась за какую-то кочку, упала, а подняться уже не смогла. Засыпая или теряя сознание, я услышала, как кто-то сказал: «Она умерла». — «Нет, она мертвецки устала». И я куда-то провалилась. Проснулась от какой-то отдаленной канонады. Нас бомбили часто…»

Летом 1944 года 65-я армия в составе войск 1-го Белорусского фронта 2-го формирования участвовала в разгроме немецких войск в Белоруссии. «…Прошел слух, что нам предстоит какое-то серьезное задание, — вспоминала об этом периоде Мария Ивановна. — Мы готовились к чему-то важному. Это шла подготовка к наступлению на участке нашей армии, то есть операция «Багратион»: наступление на Бобруйск. 24 июня в 8:20 началась артподготовка, которая продолжалась полтора часа. Грохот стоял такой, что разговаривать было нельзя. <…> В 16:00 выехали вперед, ехали пять часов. Дорога простреливалась с направления Гомзы. <…> Вот неожиданно появились над нами немецкие самолеты. Все бросились в воронки. Самолеты пролетели над нами низко-низко, но у них не было бомб. Верно, они возвращались с задания. Они только попугали нас. Но они нас все равно выследили. Мы (это прежде всего наши радиостанции) остановились в перелеске. И вот опять над нами появились самолеты. Все бросились кто куда, залегли. Самый страшный момент, когда слышишь над собой свист спускающейся на тебя бомбы и не знаешь, куда она упадет. Большинство девушек прижалось друг к дружке в какой-то выемке, а Катюша Захарова (из кстовской деревни Владимировки. — Прим. ред.) с Леной Столяренко в машине остались. Осколки стали пробивать тонкие стенки машины. Они сели на пол, обнялись, приготовились к смерти. Все закончилось более или менее благополучно.

Мы в Гомзе. Расположились в поле, во ржи, вырыли щель на случай бомбежки. А радиостанцию нечем было замаскировать, но то и дело слышались разрывы снарядов. В машине дежурить было страшно, особенно ночью. По плану Ставки предполагалось окружить бобруйскую группировку на 8-й день. Войска решили эту задачу за трое суток. Командованием было выбрано хоть и трудное, но очень удачное место через болота, где у немцев не было сплошной обороны. Строили, вернее сказать, прокладывали гати из бревен и сучьев. Ехать по таким дорогам было страшно, но пришлось и нам».

Особое внимание в своем дневнике Мария Ивановна уделила нелегкому и ответственному труду радиотелеграфистов. Вот что она рассказывала об этом, вспоминая свое участие в освобождении Белоруссии: «Передовым частям предстояло брать Барановичи. У нас в это время было очень много работы. За свою смену мы с дежурным лейтенантом Карцевым оформили и отправили адресатам и на передачу очень много радиограмм. Больше всего с серией ОВ (особо важные) шли в шифровальный и операционный отделы штаба армии. Посыльный не справлялся, я не раз бегала сама, конечно, добровольно. За такую оперативную работу по обеспечению связью между частями армии наш полк получил название Барановического, награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского».

А вот какой случай произошел с нашей землячкой, когда она в составе 65-й армии принимала участие в Берлинской стратегической наступательной операции советских войск: «Однажды, доставляя радиограмму на радиостанцию, я заблудилась. <…> Днем видны были незначительные приметы, по которым можно было определить направление, а ночью все изменилось, приняло иные формы и очертания. Я взяла немного в сторону и не вышла на радиостанцию. Никогда не забуду, как я металась по этой незнакомой и опасной местности, несколько раз меняя направление. Бланк радиограммы, исписанный пятизначными цифрами, жег руки. Я понимала только одно: задерживаю приказ. Наконец набрела на объект. После этого события у меня появилась прядь седых волос».

Победу молодая радиотелеграфистка Шигина встретила в немецком городе Трибзесе, куда прибыла 3 мая 1945-го. По словам самой Марии Ивановны, она была одной из 33 выпускников Безводнинской школы, которые попали на фронт, и одной из очень немногих вернувшихся с войны.

В начале 2020 года Марии Ивановны не стало. Тем ценнее для нас ее воспоминания и работа кстовских краеведов по сохранению памяти о Великой Отечественной войне. Сохраним эту память вместе.


Подготовила Вероника ЦЫМБАЛОВА

Фото из архива «Маяка»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *