Кстовчане

ЧЕЛОВЕК ЗЕМЛИ

Корреспондент «Маяка» побеседовал с одним из крупных фермеров
Кстовского района — Владимиром Петровичем Бритовым

О таких, как он, говорят: «На них земля держится». С первых минут знакомства трудно поверить, что Петрович, как его зовут в Работкинском сельсовете, скромный и простой в бытовом общении, — руководитель одного из крупнейших фермерских хозяйств в Кстовском районе. Но когда речь заходит о земле, понимаешь: мой собеседник обладает и недюжинным умом, и мужицкой хваткой, и знанием современного рынка со всеми его подводными и надводными течениями. Итак, знакомьтесь: глава фермерского хозяйства «Элита», которое занимается растениеводством, Владимир Петрович Бритов.

— Владимир Петрович, сегодня Вы — известный в Нижегородской области фермер. А насколько трудно было начинать свое дело тогда, в начале девяностых?

— Справедливости ради скажу, что я далеко не первый, кто взялся фермерствовать в Кстовском районе. Кто начал работать в начале девяностых — это уже «вторая волна» фермеров. Мое хозяйство зародилось в 1992 году — почитай, пошел двадцать седьмой год, как я на вольных хлебах. Начинал с 50 гектаров, сейчас в хозяйстве более тысячи гектаров. Проблемы, конечно, были, не без этого. В то время всем приходилось непросто. Но когда знаешь свое дело, любишь его, душой болеешь — трудности не пугают. Бывает, спросит кто: как выбрали дело свое? Так я и не выбирал — оно меня выбрало. Я ведь сам, как говорится, от сохи, сызмальства на земле работаю. Отец мой, Пётр Емельянович, был знатным земледельцем, дед, прадед — кузнецы были известные на всю округу. Уж 50 лет как на земле работаю: начинал в совхозе в Слободском, потом работал в совхозе «Правдинский», вел первичное семеноводство в Работкинском совхозе-техникуме. И не ушел бы с этой работы, если бы не появился толковый преемник, Михаил Королёв. Так что я со спокойной душой ушел на вольные хлеба.

— Что же подвигло фермером стать?

— Причин тому много. Но главная — землю нашу жалко было. Ведь ее распродавать начали, колхозы разваливались. Помните, сколько в Кстовском районе было крепких хозяйств? Где совхоз «Толмачевский»? Где две крупных птицефабрики — кстовская и подлёсовская? Ладно хоть «Ждановский» трепыхается еще. Шутка ли — участки леса в частной собственности! У меня соседка — известный на весь район лесовод. Так вот афоризм от нее: «Порой до государственного леса не добраться — всё частным лесом поросло». Сколько прекрасных сельхозугодий распродано под коттеджи, дачи и так далее! Это похоже на преступление. Ведь земля — кормилица наша, она под контролем государства должна быть.

Конечно, есть сегодня меры господдержки, это для нас подспорье, но всё же мы — старая гвардия фермеров — привыкли рассчитывать в основном только на себя. Многому друг у друга учимся, помогаем друг другу — одно ведь дело делаем. У нас в Нижегородской области работает объединение «АККОР Нижегородской области» (Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов. — Примеч. авт.), я являюсь членом совета этой ассоциации, был примерно на двадцати всероссийских съездах. Мы и в Кстовском районе лет пять назад пытались создать свое объединение фермеров, да нас тогда не поддержали. Жаль, конечно. Союз фермеров нужен. Много проблем могли бы решить, опыт работы объединений в других районах это показывает.

— А много сегодня проблем?

— Есть у нас такая присказка — у крестьянина две беды: неурожай да урожай. Вот в прошлом году мы дали рекордные урожаи по области, так цену за нашу продукцию давали мизерную. Нынче все более-менее нормально — цена на пшеницу приличная. Проблем со сбытом у меня нет — пшеницу «от Петровича» вся область знает. Работаем напрямую с мельзаводами, минуя перекупщиков. Жаль, конечно, что закрыли мельзавод в Нижнем Новгороде — он от нас был всего в шестидесяти километрах. Бывало, я туда и на тракторе пшеницу возил. А сейчас приходится ездить в Володарск, а то и подальше.

— Кроме пшеницы, что еще выращиваете?

— Горох, другие бобовые. Но моя гордость — клевер, которым занимаюсь много лет. В позапрошлом году мой сорт красного двухукосного клевера «Расторопный» прошел государственные сортоиспытания, я получил авторское свидетельство на свой клевер. И сегодня семена «Расторопного» не успеваем поставлять заказчикам. На этом сорте «сидят» почти все северные районы области. В этом году в моем хозяйстве урожай кондиционных семян клевера составил около 60 тонн. Это, можно сказать, рекорд области.

— С клевером все понятно. А вот вырастили ли Вы себе преемника?

— А как же! По моим стопам идут и дети, и внуки. У меня две дочери и сын — все фермерствуют. У дочек свои хозяйства, сын же, Пётр Владимирович, — мой преемник, на него свое хозяйство оставлю. Уже передаю дела, мне ведь 70 лет, тяжеловато самому. Пётр с любовью к земле вырос, знания я ему передал, так что за дело свое спокоен. Да и внуками горжусь. Сын старшей дочери, Максим, тоже фермер. Дочка младшей учится в лингвистическом университете. У Петра четверо помощников растут — два мальчика и две девочки. Старший, Егор, нынче все лето со мной работал. Моя жена, Галина Викторовна, — тот самый крепкий тыл, о котором многие только мечтают, у сына Петра тыл не менее крепкий. Счастливый я человек, получается!


Елена СЕМИЧЕВА

Фото В. П. БРИТОВЫМ

One Reply to “ЧЕЛОВЕК ЗЕМЛИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *