Кстовчане

О ценностях десантника

2 августа — День Воздушно-десантных войск

Девиз Воздушно-десантных войск «Никто, кроме нас!» стал для бывшего десантника кстовчанина Александра Владимировича Казнова жизненным принципом, руководствуясь которым он добровольно отправился сначала на первую, а затем на вторую чеченскую кампанию.

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ

На ребре ладони у Александра Владимировича наколото «За ВДВ!». «Такую татуировку сделали себе все мои сослуживцы», — начинает свой рассказ о годах срочной службы наш собеседник.

Воздушно-десантные войска для Александра Владимировича, по его словам, были осознанным выбором. О желании служить именно там он, ни минуты не колеблясь, заявил в военкомате в далеком 1993 году, когда его призывали в армию. «Помню, на сборном пункте в Дзержинске прапорщик из ВДВ, подбиравший новобранцев в свою часть, дабы удостовериться в моей решимости стать десантником, спросил меня, действительно ли я хочу служить в ВДВ, несмотря на мой не совсем подходящий рост в 173 сантиметра (а нужно минимум 175). На что я ответил: однозначно хочу в Воздушно-десантные войска, потому что это элита Российской армии, а два недостающих сантиметра, с моей точки зрения, — ерунда. Прапорщика такой ответ устроил, и он меня взял с собой, добавив, что сержанты мне на турниках рост подтянут», — с улыбкой рассказывает Александр Владимирович.

Так наш герой отправился в село Дубровичи под Рязанью, где проходил курс молодого бойца, а затем — в 242-й учебный центр ВДВ в Омске, где служил до самого «дембеля». Поначалу, как вспоминает Александр Владимирович, молодым солдатам было тяжеловато — то и дело стрельбы, физподготовка, маршброски, но уже скоро армейская жизнь стала привычной. Конечно же, как и у других бывших десантников, в числе самых ярких воспоминаний о годах воинской службы у нашего собеседника — прыжки с парашютом, и в особенности первый из них. «Прыгали мы, конечно, уже подготовленными, отработав до автоматизма все нужные действия, — рассказывает Александр Владимирович. — Однако если я скажу, что у нас совсем не было страха, это будет неправдой…»

Из-за нехватки горючего совершать прыжки приходилось с экономичного самолета АН-2 (знаменитого «кукурузника»), летающего на небольших высотах, с которых, по словам Александра Владимировича, прыгать всегда страшней. «Перед прыжком я не колебался, — вспоминает наш герой. — Меня словно толкала вперед ответственность перед товарищами. Если бы я не прыгнул, не прыгнули бы и те, кто был за мной в очереди. Самолет бы просто пошел на посадку — таково было негласное правило. Как я бы потом смотрел в глаза сослуживцам? Поэтому сказал себе: «Лучше разобьюсь, но трусом не прослыву». И прыгнул».

В небе молодого десантника поджидало нешуточное испытание. «Дернув кольцо парашюта, я слишком быстро отсчитал положенные до его раскрытия две секунды, — вспоминает мой собеседник. — Поэтому парашют раскрылся чуть позже, чем я ожидал, и это, конечно же, заставило меня понервничать. Более того, я попал в теплый поток воздуха, и меня понесло не вниз, а, наоборот, вверх. Пришлось приложить усилия, чтобы вырваться из потока».

Срочную службу Александр Владимирович проходил в Вооруженных силах Российской Федерации, а вот форму он и его сослуживцы носили еще советскую. Тогда, в первой половине 90-х, наша страна, а вместе с ней и другие бывшие советские республики и соцстраны, переживала болезненный переход из одной эпохи в другую, когда старое уже разрушили, а новое еще не сформировали, что вылилось в целый ряд локальных конфликтов. «Нас (в первую очередь психологически) готовили к возможной отправке в Югославию или Таджикистан, — говорит наш собеседник. — Мы ждали этого с гордостью, желая на деле показать себя настоящими воинами».

Однако в горячую точку Александру Владимировичу довелось отправиться уже после «дембеля».

НЕ СТРАШНО В БОЮ

Когда наш герой демобилизовался, в разгаре была первая чеченская кампания. И уже через пару месяцев после «дембеля» Александр Владимирович отправился служить по контракту в полыхающую республику. «Во мне глубоко засел девиз ВДВ

«Никто, кроме нас!», вот я и задался вопросом: «Кто туда пойдет, если не я?!» Вместо меня, уже прошедшего армейскую службу и умеющего обращаться с оружием, в Чечню могли отправить какого-нибудь юного новобранца, вчерашнего школьника», — объясняет бывший десантник свои мотивы. В Чечне Александр Владимирович служил в 166-й мотострелковой бригаде, в составе которой находилась легендарная разведрота под командованием Алексея Викторовича Ефентьева с позывным «Гюрза». Об этой роте известный журналист Александр Невзоров снял документальный фильм «Ад» и художественный — «Чистилище». Вместе с «Гюрзой» нашему герою довелось участвовать в бою в селе Белгатой, в котором Александр Владимирович лично поставил точку, метко выстрелив из противотанковой установки по дому, где находились боевики. «После моего выстрела все вдруг затихло…» — вспоминает он.

Добровольно Александр Владимирович отправился и на вторую чеченскую кампанию, где участвовал в боях за площадь «Минутка» в Грозном. Во время одного из них наш собеседник взял рацию у раненого связиста и запросил огневую поддержку у танков. За участие в этой операции Александр Владимирович был награжден медалью Суворова.

…В Воздушно-десантных войсках наш герой дослужился до старшего сержанта, чем особенно гордится. «Это самое высокое звание, которое может получить солдат-срочник. Не просто старший сержант, а старший сержант элитных войск — Воздушно-десантных», — говорит он.

«Что мне дала служба в ВДВ? В первую очередь сформировала во мне волю! Волю действовать, не останавливаясь ни перед чем», — уверенным тоном говорит бывший десантник и ветеран двух чеченских войн.

В этот момент я начинаю понимать глубинный смысл девиза «Никто, кроме нас!». Пожалуй, он емко отражает то, что любой десантник вкладывает в понятие «воля», то, благодаря чему Александр Владимирович не побоялся два раза отправиться в горячую точку в готовности действовать там, где не справится никто другой.


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *