Кстовчане

Из бологовских комсомольцев

В год 100-летия ВЛКСМ читатели «Маяка» продолжают делиться воспоминаниями о своей комсомольской юности

Сегодня свою историю рассказывает почетный гражданин города Кстово и почетный ветеран Кстовского района Инна Павловна Командина, долгие годы руководившая лекторской группой фронтовиков.

«Меня приняли в комсомол в 1940 году, когда мне исполнилось 15 лет, – рассказывает Инна Павловна Командина. – И так вышло, что моя комсомольская юность оказалась тесно связана с Великой Отечественной войной».

В те годы юная Инна, в девичестве Фадеева, вместе с семьей жила в городе Бологое Калининской (ныне Тверской) области, оказавшейся на пути фашистов, пытавшихся пробиться к Москве и к Ленинграду. Неслучайно именно бологовские комсомольцы одними из первых были призваны помочь армии остановить врага.

«В конце июня 1941 года, – вспоминает Инна Павловна, – в школу пришел член бюро райкома комсомола и сообщил, что нужны добровольцы для строительства оборонительных сооружений по защите Москвы от немецких захватчиков. А уже 3 июля, в то время, когда Иосиф Сталин выступал по радио с обращением к советскому народу, наш поезд отправлялся в путь. Из 120 комсомольцев, ехавших на этом поезде, мы с моей подругой Клавдией Ивановой были самыми младшими. Хотя и другие ребята были не намного старше – выпускники девятых и десятых классов».

Строить оборонительные сооружения бологовским комсомольцам предстояло в Верховьях Волги, в Селижаровском районе. Инна Павловна до сих пор помнит, как сразу после прибытия комсомольцам объявили, что с этого момента их жизнь подчиняется военному уставу, и дали всего час на личное обустройство. Время было дорого: в те дни немецкие войска продвигались вперед очень быстро. «Мы каждый день видели зарева пожарищ с западной стороны и все отчетливее слышали «уханье» дальнобойных орудий, – говорит Инна Павловна. – Рядом, в Смоленской области, уже шли ожесточенные бои. Нас одно успокаивало: мы надеялись, что наши земляные сооружения остановят врага».

А вскоре стали появляться вражеские самолеты, которые разбрасывали провокационные агитационные листовки. Командование забеспокоилось. К тому же появились сведения, что за Волгой появился радист, который передает врагу данные о ведущемся строительстве. Руководство приняло решение перевести взвод старших комсомольцев на новое место жительства – в деревню Голубево. Доставлять им продукты поручили юной Инне Фадеевой. «Это было в начале августа, –  рассказывает Инна Павловна. – Возила продукты на лошади по ночам. В одну из таких поездок мне поручили передать подпольщикам-комсомольцам сведения о ночном радисте. Нашла в деревне нужный дом, постучала три раза  – вышел молодой человек, который меня выслушал. В окне я заметила девушку. Спустя много лет узнала, что это была Лиза Чайкина – секретарь Пеновского подпольного райкома комсомола Калининской области, схваченная и убитая немцами в ноябре 1941 года».

В конце августа бологовским комсомольцам разрешили вернуться домой. «Наш город бомбили с седьмого июля, – вспоминает Инна Павловна, – но мы об этом не знали. Когда поезд остановили на сортировочной станции, открыли двери в вагоне и стали любоваться небом. Вдруг я заметила приближающуюся точку, от которой летели огненные стрелы, и закричала: «Ложись!» Все вмиг упали на пол. И только когда в соседнем эшелоне застонал раненый, мы поняли, что попали под обстрел. А военный офицер сказал: «Вы совершили подвиг, девушка! Если бы не вы, было бы нам сейчас!» Инна Павловна вздыхает и с грустью добавляет: «Вот так и началась моя комсомольская юность. А дальше была война…»


Ирина РЫКОВА

Фото из архива «Маяка»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *