Кстовчане Подвиг во имя Победы

День, когда началась война

Кстовчане делятся воспоминаниями о первом дне Великой Отечественной войны

22 июня 1941 года — дата, раз и навсегда изменившая жизни миллионов советских людей. На фронт были мобилизованы более 880 тысяч горьковчан, свыше 22 тысяч из которых — кстовчане. Домой не вернулись порядка трехсот тысяч горьковчан-фронтовиков, среди них — девять тысяч жителей Кстовского района. Сегодня фотопортреты многих из них увековечены в граните на площади Мира — на Стене Героев, за модернизацию которой проголосовали кстовчане в рамках регионального проекта «Вам решать». С того страшного дня, когда фашистские войска вторглись на территорию СССР, прошло 79 лет, но те, кто пережил войну, в подробностях помнят, с чего все начиналось. В Год памяти и славы, в преддверии Дня памяти и скорби жители Кстовского района рассказали о том, как в их жизнь пришла война.

Александр Александрович БЫСТРЯКОВ, участник Великой Отечественной войны, родился в 1926 году:

— В 41-м году наша семья жила в Ярославской области. Четырнадцатилетним пацаном меня, деревенского хулигана, назначили охранять линию связи от города Углич до Больше-Лисицинского сельсовета. Трудился и в выходные дни, в том числе и в то роковое для всей страны воскресенье. Возвращался с работы вдоль берега Волги, а навстречу мне незнакомец: «Война началась!» Мы знали, мы готовились к тому, что гитлеровцы вот-вот нападут на нас, но разве можно быть до конца готовым к такой страшной вести? Встретили эту новость в деревне как истинные патриоты, а как иначе? Если до войны обязанности делились на женские и мужские, то после ее начала все дела стали общими — женскими и ребячьими, мужики-то ушли воевать! Ребята и девчонки делали все наравне со взрослыми. Не прошло и месяца, как меня направили строить оборонительные рубежи и аэродром под Москвой, затем расчищать «Дорогу жизни» на Ладожском озере, и только в семнадцать лет, в 1943 году, я был призван в ряды армии… С какими только трудностями не пришлось столкнуться и солдатам, и детям войны… Большое спасибо, что сегодня вы спрашиваете нас, тех, кто все это пережил — в тылу или на фронте, — о событиях тех лет. Ведь сегодня об этом многие не знают или знать не хотят, а это самое настоящее предательство!

Станислав Семёнович МАРКОВ, почетный гражданин Кстовского района, родился в 1931 году:

— Недалеко от моего дома в деревне Михальчиково находилось двухэтажное кирпичное здание — радиоузел, откуда и прогремело на всю родную деревню страшное известие о нападении фашистской Германии на нашу страну. В считанные минуты вся деревня — человек двести — под руководством председателя колхоза Фёдора Васильевича Купцова собралась на центральной улице на митинг. Купцов вещал, что нужно помогать фронту, а у самого голос дрожит… Да все плакали как один! Ужас, страх и ненависть к фашистам — вот что мы чувствовали тогда. С первых же дней начали прилетать повестки одна за одной, забрали и моего отца — инженера Семёна Ивановича Маркова — он погиб под Москвой в 42‑м… В семье нашей остались я, сестра старшая да бабушка 99 лет. Все заботы основные легли на меня, пошел охранять колхозные огороды. Позже приезжали машины и увозили все нашим солдатам на фронт. Всем селом для воинов готовили посылки. Было тяжело, но, знаете, люди быстро перестроились на военный лад! Работали и день и ночь, и старики, и женщины, и дети, все только для того, чтобы страна победила. Даже когда по радио сообщали, что сдавали города врагу одним за другим, всегда была уверенность в победе.

Мария Павловна ГУЛЯКОВА, почетный ветеран Кстовского района, родилась в 1932 году:

— Помню этот выходной день, солнце тогда палило нещадно. Мы с семьей жили в селе Кстово (ныне старая часть города) недалеко от административного здания и военкомата. Отчетливо помню, как в полдень разом со всех сельских поселений района к этим учреждениям на лошадях стали съезжаться руководители сел. Пыль из-под копыт стояла столбом! Еще удивлялась: день нерабочий, что случилось? А уже чуть позже по репродукторам на уличных столбах — этим черным тарелкам — была объявлена не менее черная для всего села, для всей страны весть — началась война… Что почувствовала, услышав о войне? Мне было девять лет всего, но буквально в одночасье все изменилось: все ощущали страх и неизвестность перед тем, что ждет нас дальше. А дальше — семьи, оставшиеся без отцов, и дети, в один день повзрослевшие. Общая беда сплотила всех нас, мы стали только дружнее, помогали друг другу и особенно тем, кто остался без глав семейства. Отец у меня был в возрасте, но помогал односельчанам как мог: кого обшивал, кому галоши клеил, кому корзинки плел… И все так же! Такое было время. На начало войны мой родной брат Николай уже служил в армии, но домой он так и не возвратился. Похоронку получили в конце 1941‑го… Каждый год я прихожу на акцию «Свеча памяти», посвященную Дню памяти и скорби, чтобы отдать дань уважения и вспомнить о всех тех, кто сражался за нашу Родину.

Влада Владимировна ВОСКРЕСЕНСКАЯ, почетный гражданин Кстовского района, родилась в 1933 году:

— Сложно забыть воскресный день 22 июня 1941 года: вся семья была в сборе дома, и, помню, как сейчас, трагический низкий голос из репродуктора, который объявил, что фашистская Германия вероломно напала на СССР. Мы все были напуганы — в первую очередь за своих родителей. С самых первых дней односельчан стали отправлять на фронт, провожали их всем селом Кстовом, но даже не представляли, знать не могли, что кого-то видим в последний раз… Как приняло известие село? По-боевому! Тут же, в первые месяцы все быстро перестроили свою жизнь: и одежду шили, и снаряжение готовили, и все на фронт сдавали, и никто не был растерян, как, например, в сегодняшней ситуации с недугом. На призывном пункте, откуда забирали наших мужчин, мальчишки и девчонки, и я в том числе, давали концерты, чтобы поддержать дух будущих солдат, а позже, когда в Зелёном Городе развернули свою работу военные госпитали, — со стихами и песнями выступали перед ранеными бойцами. С дрожью ждали мы каждый день очередной сводки новостей с фронта; тряслись от страха, но бегали смотреть, как немцы бомбят с самолетов наш Горьковский автозавод… Но никогда, ни на минуту, мы не теряли веру в наших воинов. Храмы тогда были закрыты, но с первых же дней войны в доме Зёрновых люди собирались молиться об ушедших на фронт — целая изба народу набивалась… Несмотря на все лишения и тяготы, что нам пришлось пережить, мы всегда помогали друг другу и не впадали в уныние. Мы верили, что победим, и наш народ победил!


Подготовила Дарья АБУШАЕВА

Фото из архива «Маяка»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *