Кстовчане Событие

Главный человек

Серия материалов «Главный человек», выходившая в «Маяке» в преддверии Дня матери в 2019 и 2020 годах, вызвала положительный отклик у кстовчан, и они продолжают делиться воспоминаниями о главных людях в их жизни — мамах. Сегодня публикуем воспоминания заслуженного учителя Российской Федерации, заслуженного ветерана Нижегородской области, почетного гражданина Кстовского района Азы Константиновны Батраковой.

«Моя мама, Елизавета Дмитриевна, прожила жизнь, полную забот, знала нужду, но никогда не роптала, а благодарила Бога за то, что мы, дети, выросли, получили образование и устроили свои судьбы, — говорит Аза Константиновна Батракова. — Нас у родителей было четверо: две дочери и два сына; младший родился перед самой войной, в 1940‑м. Жили мы тогда в Большом Мурашкине с родителями, маминой сестрой и теткой, которая вырастила четырех своих рано осиротевших племянниц и которую мы называли бабушкой. Семья была дружная, дети росли в любви, ласке и заботе.

Помню, как в декабре 1941 года мы с мамой (я, старшая из детей, тогда была первоклассницей) провожали отца на фронт. Простилась я с ним на выезде из нашего села, а мама поехала до ближайшей железнодорожной станции Смагино. Помню, как в годы войны вечерами собирались у репродуктора и слушали сводки с фронтов, как ждали писем от отца и мама читала нам их вслух. Трудное дело — ожидание весточек от папы. Получали их мы до августа 1943 года, когда пришла похоронка… Не забыть этот ясный летний день: мы с соседскими ребятишками играли на улице в мяч, как вдруг ко мне подбежала одна девочка и велела идти домой, а там мама, бабушка, тетя, соседки — все громко плачут над похоронкой. Мама всю жизнь не верила, что наш отец погиб, и ждала его.

В войну маме, как и всем труженицам тыла, приходилось трудно. Она работала закройщицей на Большемурашкинской швейной фабрике, где тогда шили форму для солдат. Трудилась в две смены, не поднимая головы, чтобы не простаивала ни одна швейная машина. Поскольку семья была большая, после работы шила и дома: перелицовывала на заказ платья и пальто. Скотину мы не держали, и выжить помогла машинка «Зингер». Причем работа на дому не приветствовалась, и мама с бабушкой тщательно маскировали окна, чтобы свет от керосиновой лампы не был виден с улицы.

Бабушка помогала маме с домашними хлопотами: еду приготовить, детей накормить. Но физически тяжелую работу выполняла, конечно, мама. И за дровами в лес ходила, и белье стирала. Помню, как зимой — а зимы тогда были многоснежные и очень холодные — я помогала маме на санках возить белье полоскать в прорубь на реку Сундовик. Как только мама выдерживала такой холод?.. Ходили мы и на мельницу: сначала по карточкам выдавали хлеб, потом — муку, а после — зерно, вот и носили его молоть. Осенью, как другие женщины и дети, собирали колоски, оставшиеся в поле после уборки урожая, но и это зачастую отбирал объездчик…

Когда в школе проходили поэму Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» и читали отрывок «Есть женщины в русских селеньях…», мне казалось, что все эти строчки — про мою маму: «С спокойною важностью лиц,/С красивою силой в движеньях,/С походкой, со взглядом цариц…» Несмотря на выпавшие на ее долю жизненные тяготы, мама была доброй, гостеприимной, хлебосольной. Односельчане ее уважали: маму избирали депутатом райсовета. А за хорошую работу однажды наградили поездкой в Ленинград. Мама любила читать прессу, обязательно выписывала журнал «Работница», а любимой ее радиопередачей после войны стала «Встреча с песней», которую вел Виктор Татарский.

Мама помогала мне вырастить детей. Окончив институт, я по распределению работала в селе Кисловка Работкинского, а позже Лысковского района, а жили мы с мужем и детьми в четырех километрах. И когда дети подросли, я отправила их к маме в Большое Мурашкино, где школа была рядом.

Для меня мама — символ семьи. Свои поступки я всегда сопоставляю с тем, как бы в подобной ситуации поступила моя мама. Горжусь ею — настоящей труженицей тыла. Их много, так тяжело переживших войну. Помню, как мама повторяла: «Хожу и плачу от радости, благодарю Бога, что дожила до спокойствия, что дети в порядке».


Подготовила Вероника ЦЫМБАЛОВА

Фото из архива «Маяка» и А. К. БАТРАКОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *