Кстовчане Подвиг во имя Победы

Всю жизнь на службе Родине

Об уникальной судьбе кстовчанина Владимира Николаевича Сергеева

Отважный мальчишка, ставший партизаном в годы Великой Отечественной войны. Отчаянный летчик, посадивший вместе с товарищами по экипажу падающий самолет. Талантливый изобретатель, создавший около ста многофункциональных деревообрабатывающих станков. Все это — о кстовчанине Владимире Николаевиче Сергееве.

Мы расскажем о том, как Володя Сергеев боролся с врагом на Брянщине в составе партизанского отряда «Неустрашимый», и о том, как лишь спустя десятки лет после окончания войны он получил заслуженные награды, в числе которых орден Красной Звезды и орден Отечественной войны II степени. Сегодня в свои 87 лет Владимир Николаевич Сергеев выглядит достаточно бодро, рассказ о военных годах ведет без запинки, с подробностями — так, будто все это было вчера…

Фашисты не щадили детей

Начало войны Владимир Николаевич встретил в городе Злынке Брянской области, где он, 8-летний мальчишка, жил с отцом, беременной матерью и младшим братом. Роковое воскресенье — 22 июня 1941 года начиналось как самый обычный выходной: жители Злынки отдыхали после рабочей недели. И вот в 12:15 по московскому времени как гром среди ясного неба прозвучало радиообращение народного комиссара иностранных дел СССР Вячеслава Михайловича Молотова, который сообщил о вероломном нападении Германии на нашу страну.

Уже в 16 часов Злынку бомбили немецкие самолеты. «Никто не был к этому готов. От вражеских бомб укрывались кто где: в подполах, подвалах, за зданиями, деревьями. Бомбоубежища в городе не было», — рассказывает Владимир Николаевич. 23 августа, вспоминает он, город заняли враги, у которых достаточно быстро нашлись пособники. «В основном к немцам шли служить родственники местных кулаков и помещиков, желающие свести счеты с советской властью. Именно из таких выходили самые жестокие полицаи, — рассказывает очевидец тех событий. — Это были бесчеловечные палачи, державшие в страхе всю округу, не щадившие ни женщин, ни стариков, ни детей».

Местных мальчишек и девчонок нередко отлавливали на улице и отвозили в госпиталь, чтобы взять у них кровь для немецких солдат. «Крови брали столько, что дети часто не доходили до дома и падали замертво. Помню, мой брат, которого однажды подвергли такой процедуре, еле приполз (в буквальном смысле слова) домой и чудом остался жив», — рассказывает наш собеседник.

С особой жестокостью фашисты обращались с еврейским населением Злынки, которое при активном участии коллаборационистов согнали в располагавшееся неподалеку гетто, а затем стали истреблять. На один из массовых расстрелов евреев и тех, кто их укрывал, полицаи погнали смотреть весь город, в том числе и 9-летнего Володю Сергеева. В числе согнанных евреев, как вспоминает наш герой, была и знакомая ему маленькая Фира Гуревич, которая приходила в дом к Сергеевым помогать младшему сыну с математикой. Немецкий солдат застрелил девочку из пистолета в упор.

В феврале 1942 года юный Володя вместе с матерью и младшим братом отправился из города в леса — в расположение недавно организованного партизанского отряда «Неустрашимый», относившегося к Сещенской группировке, которая входила в Пятую Клетнянскую партизанскую бригаду. Командовал отрядом сбитый летчик майор Фёдоров. «Оставаться в городе нам было нельзя. В те дни немцы устроили настоящую охоту на коммунистов и их родственников, а мои мать и находившийся на фронте отец состояли в партии», — говорит Владимир Николаевич.

Всполошили Геринга

Мальчишек в партизанском отряде было много, и каждому находилось дело. Так, Володе Сергееву доверили изготовление мин. Уже в юные годы у него проявился изобретательский талант. «Предложил делать мины в деревянном корпусе, чтобы на них не реагировал миноискатель. Идею командир одобрил», — рассказывает наш собеседник. Были также мины, корпус которых делали из воска, смешанного с глиной и землей: такие хитрые устройства, снабженные часовым механизмом, было не отличить от комка грязи. Партизаны с помощью магнита прикрепляли их к корпусам вражеских автомобилей и бронетехники. А корпуса мин, предназначенных для подрыва поездов, делали под уголь. «Зачерпнет кочегар ее лопатой, бросит в топку, и нет паровоза», — говорит наш герой.

Отважный Володя применял изготовленные им мины в боевых операциях. Однажды он и его товарищ по отряду ровесник Лёнька с помощью одного взрывного устройства уничтожили сразу три немецких бронетранспортера. «В колонне из трех бронемашин на мину наехала средняя. От нее подорвалась та, что ехала следом. На первую же машину попало горящее топливо, из-за чего она загорелась», — вспоминает бывший партизан.

С горящего бронетранспортера началась отчаянная пулеметная стрельба, в результате которой Лёнька был ранен в ногу. «Взвалил его на себя и понес в отряд. По дороге в одной из окрестных деревень мы встретили пожилую женщину, которая взяла моего раненого товарища к себе домой и выходила», — рассказывает наш собеседник.

Во время одной из операций вместо немецкого грузовика с оружием, который пытались уничтожить Володя с товарищами, на мине подорвалась повозка, запряженная лошадью. «Искалеченное животное стало издавать пронзительный, похожий на человеческий плач крик, который еще долго стоял у меня в ушах», — вспоминает Владимир Николаевич.

После этого эпизода юный партизан отказался изготавливать мины, и тогда ему поручили доставлять боеприпасы в другие формирования. На этом поприще, как говорит наш собеседник, ему нередко доводилось взаимодействовать со знаменитой разведчицей и партизанкой Анной Морозовой: возглавляемые ею подпольщики из числа работавших на вражеских аэродромах поляков и чехов минировали самолеты.

Владимир Николаевич рассказал и об участии в боевой операции, всполошившей самого рейхсминистра авиации Германа Геринга. В нескольких десятках километров от места расположения партизанского отряда в Брянской области был дом отдыха, где немецкие летчики проводили досуг. «Мы с ребятами нанялись возить туда молоко, чтобы досконально разведать обстановку, — говорит Владимир Николаевич. — Благодаря добытым нами данным и была спланирована операция».

Ночью партизаны бесшумно вырезали всю охрану объекта, а затем с четырех сторон подо-
жгли здание с помощью ранцевых огнеметов. Перед Владимиром Николаевичем была поставлена задача стрелять по всем, кто покажется в окнах. «Живым из здания не вышел никто, — вспоминает наш герой. — Так было уничтожено 200 элитных немецких летчиков. Тогда на Брянщину прилетел лично Геринг, который снял с фронта целую дивизию, чтобы уничтожить наш отряд. Но нам к тому времени удалось скрыться».

Однажды юный партизан все же попал в руки врага. Во время авиабомбежки одна из бомб упала в 15 метрах от Володи, была серьезно повреждена правая нога. Совсем беспомощный наш герой оказался в развернутом врагами госпитале, где ему и провели необходимую операцию… наживую. «Кричать я был уже не в состоянии. Мог только шипеть, — вспоминает наш собеседник. — Осмотрев меня после операции, хирург-венгр сказал по-русски с сильным акцентом: «Терпи, казак, атаманом будешь».

Через какое-то время Володю отпустили… Остался он нерассекреченным или фашисты надеялись, что мальчишка приведет их к остальным партизанам — осталось неизвестным.

В 1943 году, когда Красная армия освободила Брянскую область, партизанский отряд ушел в сторону Польши, а наш герой остался в родной Злынке. Так его жизнь постепенно начала входить в мирное русло.

Не знал, что награжден

После войны бывший партизан пошел служить в авиацию. О том, что его боевые заслуги по достоинству оценены командованием, он не догадывался до 1974 года. Владимир Николаевич лечился тогда в инфекционном отделении горьковского военного госпиталя, которое возглавлял бывший врач партизанского отряда «Неустрашимый» подполковник Жамеричев. «От него я с удивлением и узнал, что награжден», — говорит наш герой.

В 1982 году бывший партизан отправился в Брянский военный архив, где ему выдали подлинники наградных документов, которые он отнес в военкомат. «Однако в военкомате документы затерялись, и награды отец долгое время получить не мог», — говорит сын Владимира Николаевича Евгений Владимирович.

Несколько лет назад, чтобы восстановить справедливость, Сергеев-младший обратился в киевский архив, где ныне хранятся документы, связанные с украинским партизанским движением, к которому относился отряд «Неустрашимый», однако там, по его словам, в доступе к материалам отказали. «Лишь недавно лучший друг отца помог ему через своих знакомых получить заслуженные награды», — говорит Евгений Владимирович.

Заслуженные в военные годы ордена Красной Звезды и Оте-чественной войны II степени, а также медали «За боевые заслуги», «Ветеран партизанского движения» и «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» теперь заняли свое место на парадном пиджаке Владимира Николаевича наряду с наградами, полученными за его дальнейшую службу Родине, о которой мы расскажем в следующем номере «Маяка».


Алексей СКОТНИКОВ

Фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *