Кстовчане

Воля

Газета «Маяк» продолжает цикл интервью с кстовчанами — обладателями редких имен

Сегодня ветеран труда, член первичной ветеранской организации при администрации Кстовского района Воля Ивановна Кузнецова сожалеет, что она когда-то хотела сменить свое имя — красивое, сильное, величественное. Мы побеседовали с кстовчанкой, чтобы узнать, как в прямом смысле слова волевое имя повлияло на ее судьбу.

— Воля Ивановна, предположу, что в 30-е годы Вы были не единственной обладательницей необычного имени…

— Вы правы! Встречались тогда, в период становления социализма, и Пятилетки, и Свободы, а совсем рядом проживала девочка по имени Искра — по названию ленинской газеты. И вот я — Воля. Так меня назвал отец Иван Порфирьевич, ярый коммунист, борец за советскую власть, окончивший высшую партийную школу и работавший в партийных органах. Я была в семье первенцем, поэтому на радостях отец решил назвать меня Волей. «Пусть у нас будет Воля — олицетворение свободы и независимости», — говорил он. «Патриотическое имя» — писали многим позже в газетах… А мне не сразу оно полюбилось…

— Интересно, почему?

— Не по себе было, что я — Воля. И окружающие никак не могли запомнить моего имени, правильно произнести, записать… Постоянно приходилось объяснять, что мое полное имя — в четыре буквы: В-о-л-я! Не Валентина и не Ольга. Помню, однажды получила телеграмму с комментарием в скобках: «То ли Оля, то ли Воля — непонятно». И в школе, и на финансовом факультете училась уже, и отовсюду сыпались вопросы по поводу имени, одолевшие меня, и в 20 лет я решила — сменю. А потом в один миг осенило: меня Волей назвал отец. Он патриот, с горящим сердцем, с сильной волей, ушел добровольцем на фронт, хотя, как у партийного работника, была «бронь». В январе 1942-го отец погиб… И в память о нем я должна нести это имя с гордостью до конца своих дней.

— Воля Ивановна, а приходилось ли вам встречать своих тезок?

—  Нет, что вы! Никогда. Слышала только, что дочь секретаря ЦК КПСС Георгия Максимилиановича Маленкова тоже была Волей. Рада была узнать, что мы с такой знаменитостью тезки. (Смеется). Кстати, недавно по радио рассказывали о редких именах, что дают детям в наши дни. По большей части, на мой взгляд, полная нелепица, но среди немногих достойных есть и Воля. Была приятно удивлена!

Воля Ивановна, Вы рассказали, что при знакомстве люди часто переспрашивали Ваше имя. Было ли то же самое, когда Вы встретились со своим будущим супругом — Владимиром Николаевичем Кузнецовым?

Знаете, Володя никогда не удивлялся моему имени: считал, что так и нужно: он — Володя, я — Воля. Мы были подарены друг другу судьбой… Конечно, когда знакомил со своими приятелями, виден был в их глазах немой вопрос: «Как-как зовут?..» И Володя, замечая их смятение, шутливо повторял: «Воля! Кому воля, а мне — неволя!» (Смеется).

— Была ли доля правды в его шутке? Можно ли сказать, что в вашей семейной паре именно вы все держали в своих руках и были лидером?

— Негласным. (Улыбается). Володя, который больше 25 лет возглавлял Кстовский отдел милиции, часто говорил: «Воленька (или Волечка, так он любил ласково называть меня), я руковожу такой серьезной системой, а дома все равно все по-твоему получается!» Значит, так оно и было. Видно, и имя сыграло свою роль, раз такой я человек — сильный и волевой. Более 20 лет проработала на муниципальной службе, в том числе, и Кстовского района, несколько лет возглавляла плановую комиссию в Кстовском горисполкоме, а на пенсию вышла с должности заместителя председателя Кстовского горисполкома. Будь я, скажем, Светланой, кто знает, как сложилась бы жизнь? А так я — Воля, потому и сегодня, на заслуженном отдыхе, у меня, несмотря ни на что, воля к движению, событиям, воля к жизни.


Дарья АБУШАЕВА

Фото из архива В. И. КУЗНЕЦОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *