Вести поселений

Пустеющая глубинка: Слопинец

Корреспондент «Маяка» побывал в пустеющих деревнях и селах Кстовского района

Этим репортажем мы продолжаем серию публикаций, посвященную отдаленным деревням и селам нашего района, в которых численность населения сокращается. Останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–20 лет или исчезнут вместе с последними жителями? В этом мы и попытались разобраться на месте. Сегодня мы посетили деревню Слопинец Работкинского сельсовета, где постоянно зарегистрировано пять человек.

Картина, представшая перед нами в Слопинце, разительно отличалась от той, что мы видели в предыдущих деревнях и селах. Здесь нам не встретилось ни одной полуразрушенной избы. Почти все дома опрятны. Среди них встречаются и старинные двухэтажные здания, старательно отремонтированные новыми хозяевами. Дорога расчищена от снега. В центре деревни стоит ухоженный обелиск местным жителям, погибшим в Великой Отечественной войне. Неподалеку — закрытый, но явно не заброшенный местный магазин. В деревне — все признаки присутствия людей, и тем не менее на улице ни души. Вдруг послышался стук. Мы подумали, что это кто-то из жителей вбивает гвозди, и в надежде найти людей пошли на звук. Выйдя к одному из домов, увидели дятла, стучащего клювом по столбу. Замерев, мы услышали льющиеся отовсюду птичьи трели и ни одного человечьего звука. Возникло ощущение, будто птицы зимой заменили здесь людей…

Вдруг на крыльце одного из домов мы увидели человека в годах.

Николай Юрьевич Морозов — розовощекий усатый мужчина с широко открытыми глазами и добрым выражением лица. В свои 60 он на пенсии. Пенсионная реформа обошла нашего нового знакомого стороной, чему он очень рад. В последние годы Николаю Юрьевичу приходилось перебиваться случайными заработками, помогая то здесь, то там по хозяйству. В такой ситуации пенсионер оказался после закрытия пансионата в соседнем Татинце, где он проработал долгие годы. Тогда-то наш собеседник и решил перебраться в Слопинец, где родился и вырос. А вот супруга по-прежнему живет в Татинце, приезжая к мужу только летом. «В Татинце у нас трехкомнатная квартира со всеми удобствами, а здесь никого комфорта. Ладно, я тут вырос и с детства привык к таким условиям, а жене здесь тяжело приспособиться. К тому же ездить зимой из Татинца сюда тяжело, приходится немалый крюк делать», — отчаянно оправдывая свою супругу, говорит Николай Юрьевич.

Над входом в дом пенсионера прибита табличка с надписью «Зона таможенного контроля». По словам Николая Юрьевича, сделал он это больше ради шутки и отчасти для того, чтобы отпугивать чужаков.

Быт нашего собеседника достаточно прост. В избе стоят две печки, которыми она отапливается. Где-то в углу голосит радио. «Приемник у меня включен всегда, а иначе скучно», — со свойственной ему доброй улыбкой говорит Николай Юрьевич.

А вот старенький телевизор пенсионер включает редко. Поэтому приобретать приставку для приема цифрового сигнала наш собеседник не торопится, а грядущее отключение аналоговых каналов, он уверен, не будет для него трагедией. Недостатка в продуктах мужчина не испытывает. В своем огороде он выращивает овощи и фрукты. Кроме того, летом в деревне работает магазин, а зимой в Слопинец регулярно приезжает из Работок передвижная лавка. Водопровод в дом не проведен, но всегда выручают дети, неустанно привозящие Николаю Юрьевичу чистую воду.

Впрочем, нельзя сказать, что водопроводных коммуникаций в Слопинце нет. По словам другой местной жительницы, Марии Леонтьевны Рыдаевой, в теплое время года селянам доступна вода из так называемой летней трубы, а для водоснабжения деревни зимой недавно были проведены пластиковые трубы, но подключиться к ним смогли себе позволить только дачники, у кого нашлось для этого достаточно средств. Постоянные жители — исключительно пенсионеры — в основном вынуждены ходить за водой на край деревни под гору на местный колодец. Для нашей собеседницы, сломавшей бедро и с трудом передвигающейся по дому, это было бы просто невозможно, если бы с ней не жил ее сын, взявший заботы по хозяйству на себя.

Марии Леонтьевне 85, в Слопинец она переехала вместе с мужем из города Горького в далеком 1980 году после смерти матери и с тех пор живет в ее доме. В Горьком супруги Рыдаевы работали на Сормовской кондитерской фабрике. Накануне переезда в Слопинец муж нашей собеседницы, ныне покойный, был уже на пенсии, а ей, чтобы перебраться на новое место, пришлось уйти с работы. До достижения пенсионного возраста Мария Леонтьевна занималась в деревне исключительно огородом, ставшим для семьи важным источником дохода и пропитания. С недавних пор к ней переехал сын, который стал для пожилой женщины главной опорой. Вместе с ним они живут на свои маленькие пенсии и тем, что дает огород.

По словам Марии Леонтьевны, постоянно проживают в Слопинце жильцы пяти домов. Остальные — дачники, в том числе и проживающий в Нижнем Новгороде староста деревни…


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *