Вести поселений

Пустеющая глубинка: Семенцево

Корреспондент «Маяка» побывал в пустеющих деревнях и селах Кстовского района

Этим репортажем мы продолжаем серию публикаций, посвященную отдаленным деревням и селам нашего района, в которых численность населения сокращается. Останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–20 лет или исчезнут вместе с последними жителями? В этом мы и попытались разобраться на месте. Сегодня мы посетили деревню Семенцево Прокошевского сельсовета, где постоянно зарегистрировано девять человек.

Первое, что нам бросилось в глаза по прибытии в Семенцево — покосившиеся полуразрушенные строения, встречающиеся буквально через раз, и зарастающая травой грунтовая дорога.

Выйдя из «Соболя», мы отправились на пешую прогулку по деревне в надежде встретить местных жителей. Деревенская улица была абсолютно пуста. Не видно ни людей, ни животных.

То слева, то справа встречаются дома с заколоченными окнами и висящими на дверях замками. С одной стороны, такая картина неумолимо наводила на мысль, что деревня пуста, а с другой, говорила о том, что населенный пункт не заброшен. Раз есть замки, значит, есть что беречь от непрошеных гостей. К тому же по дороге нам попадались и вполне ухоженные дома, где, скорее всего, регулярно бывают люди. Тем не менее, обойдя всю деревню, мы так и не встретили ни души. Решив ориентироваться на слух, мы стали прислушиваться к каждому звуку.

 

Откуда-то послышался звон. По нему мы вышли к одному из домов. Источником звона оказались алюминиевые банки, надетые на столбики либо повешенные на проволоку, для отпугивания кротов. Не обнаружив на двери висячего замка, я решил постучаться в дом. Из-за запертой двери никто не откликнулся. Не достучавшись до хозяев, я попробовал до них докричаться.

«Хозяева, хозя-е-ва!», — кричал я что есть мочи. Отдаваясь каждый раз трехкратным эхом по округе, мой голос так и не был никем услышан.

И снова тишина. Ее в отсутствие звуков повседневной жизни, словно стесняясь, заполняли звон все тех же алюминиевых банок и постукивание пластиковых бутылок, приспособленных под вертушки против кротов. Бутылкам и банкам аккомпанировал легкий шум пропеллера одинокого флюгера, стоявшего во дворе дома. Подобные звуки можно было услышать и из других концов деревни. Все это отдаленно напоминало музыку, которую будто бы играет оркестр неодушевленных предметов. Роль солиста в этом оркестре, безусловно, принадлежала расположенной посреди деревни пожарной рынде. В нее было некому стучать, а ее звоном некого созывать. Но это не мешало ей быть самым громким предметом в деревне. Покачиваясь на цепи от ветра, она издавала похожий на бас металлический скрип. Приглашенным музыкантом зазвучал своим гулом пролетающий самолет.

В такой тишине каждый новый звук обращает на себя пристальное внимание и к каждой детали поневоле начинаешь присматриваться. Окинув глазами деревню, мы заметили, что на многих домах, столбах и деревьях установлены опустевшие осенью скворечники. Это   своего рода философский ответ на вопрос, почему нам так и не удалось встретить в Семенцеве ни одного человека.

Возможно, словно перелетные птицы, которые покидают на зиму свои гнезда, обитатели деревни оставили свои дома до теплого времени года, а с наступлением весны здесь снова начнут раздаваться птичьи трели и человечьи голоса, вытесняя звуки неодушевленного оркестра.

…Наши наблюдения полностью совпали с данными Прокошевского сельсовета. Здесь нам сообщили, что, несмотря на наличие постоянно прописанных лиц, в Семенцеве по факту круглогодично не проживает никто. Дает ли это повод ставить крест на данном населенном пункте? Пожалуй, все-таки нет. Далеко не все дома в деревне заброшены, а значит, уж дачники здесь, скорее всего, водятся точно. Пока оно так, Семенцево окончательно не опустеет.


Алексей СКОТНИКОВ

Александр АРХИРЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *