Вести поселений

Пустеющая глубинка: Кувардино

Корреспондент «Маяка» побывал в пустеющих деревнях и селах Кстовского района

Этим репортажем мы продолжаем серию публикаций, посвященных отдаленным деревням и селам нашего района, в которых численность населения сокращается. Останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–20 лет или исчезнут вместе с последними жителями? В этом мы и попытались разобраться на месте. Сегодня мы посетили деревню Кувардино Запрудновского сельсовета, где постоянно зарегистрировано 43 человека и пять — временно.

По приезде в Кувардино мы увидели не просто благополучие, а настоящий кричащий блеск по сравнению с населенными пунктами, где побывали ранее.

Через деревню идет не ухабистая грунтовка, а ровная асфальтированная дорога. Вдоль нее тянется желтый газопровод, подающий «голубое топливо» в дома, большей частью двух-, трехэтажные. Вполне себе органичным элементом здесь смотрится старательно ухоженное строение, где располагается магазин.

Его фасад обит сайдингом, а кровля покрыта металлочерепицей, к входу ведут аккуратные ступеньки. Это так не похоже на ветхие, как будто обиженные жизнью здания магазинчиков в других деревнях и селах, где мы бывали ранее. Те своим тоскливым видом словно умоляют покупателей зайти, этот же кувардинский красавец гордо стоит посреди деревни и спокойно ожидает посетителей, зная, что своим убранством вполне соответствует здешним высоким стандартам.

Среди местного великолепия мы едва заметили словно стыдливо скрывающийся от людских глаз поворот вглубь деревни. Поначалу нам показалось, что эта дорожка ведет к садам, что вплотную примыкают к населенному пункту. Избушки, открывающиеся взору по пути вглубь, затмеваемые добротными теремами, издалека выглядят как неказистые садовые домики, но не как дома, предназначенные для постоянного проживания в них людей.

Проехав в этом направлении буквально 100 метров, мы увидели совсем другое Кувардино — простое, без изысков, с привычными атрибутами глубинки: сырой по весне, покрытой щебенкой деревенской дорогой; скромными, местами покосившимися приземистыми избами. Мы не покинули населенный пункт и даже, судя по табличкам на домах, остались на той же улице, но атмосфера была уже совсем иной. Подумалось, что в этой части деревни нам будет проще пообщаться с местными жителями. Здешние избушки не выглядят такими отгороженными от внешнего мира, как большие дома по соседству.

Однако эта надежда не оправдалась. Подойдя ближе, мы увидели, что многие дома заперты на висячие замки, на некоторых — табличка «Продается». Никуда не достучаться, ни до кого не докричаться.

Возвращаемся в то Кувардино, что с асфальтированной дорогой и теремами, в надежде встретить кого-нибудь здесь.

Заметили немолодую женщину, волочащую по улице тяжелую тележку. Узнав, что мы из газеты, она очень засмущалась и будто отгородилась от нас невидимой стеной. Даже наши предложения помочь ей подвезти нелегкую тележку она решительно отвергла. Едва начиная что-то про себя рассказывать, женщина тут же, словно опомнившись, категорически восклицала: «Не надо про меня ничего писать!»

Видим мужчину в годах, достраивающего дом. Он тоже попросил не называть его имени в нашей публикации, однако оказался куда более разговорчив. Наш собеседник ничем не похож на селянина. В нем буквально все (тревожный, сосредоточенный взгляд, интеллигентно-сдержанная манера общения, от которой так и веет кабинетно-офисной атмосферой) выдает человека, сформированного в городской среде.

В недостроенное жилище он переехал несколько лет назад. Вместе с женой планирует провести здесь свою старость. «Деревни как таковой уже давно нет: живут здесь постоянно — в нескольких домах, а остальные — так, наездом», — мрачновато рассуждает наш новый знакомый.

Тем не менее за последние десятилетия, по его словам, населенный пункт заметно преобразился. «Я помню, в первой половине девяностых здесь не было даже нормальной дороги, да и электричество провели сюда, по-моему, чуть ли не в последний год советской власти», — рассказывает наш собеседник.

Видно, что ему хочется рассказать о многом. Мужчина производит впечатление человека очень общительного, но как будто что-то внутри него сильно сдерживает и говорит: «Не стоит. Мало ли что».

Важным событием в истории деревни, по его словам, стало проведение газа.

Тем временем старая инфраструктура постепенно уходит в прошлое. Посреди деревни стоит похожая на гигантский цветок то ли башня, то ли вышка. Как рассказал нам наш собеседник, раньше это был ветрогенератор, снабжавший электричеством мельницу, расположенную рядом и принадлежавшую местному совхозу. В 90-е годы объект перестал использоваться. Лет 10–15 назад местные жители по собственной инициативе пытались вновь запустить ветряк и поставить его на службу деревне, но по каким-то причинам это не вышло. Вот и стоит себе одиноко и без дела самый высокий объект в Кувардино как памятник ушедшей эпохи…

…Реалии, увиденные нами в Кувардино, — пожалуй, вполне реалистичный и, наверное, не самый худший вариант будущего многих удаленных деревень и сел. В таком грядущем — многое благополучно. Населенный пункт развивается и преображается, но есть одно но, которое как нельзя лучше выражают мрачноватые слова нашего собеседника: «Деревни как таковой уже давно нет». Сельская местность остается без селян с их особенной культурой и ментальностью. На смену им приходят люди совсем другой закваски — городской…


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *