Вести поселений

Пустеющая глубинка: Козловка

Корреспондент «Маяка» побывал в пустеющих деревнях и селах Кстовского района

Этим репортажем мы продолжаем серию публикаций, посвященную отдаленным деревням и селам нашего района, в которых численность населения сокращается. Останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–20 лет или исчезнут вместе с последними жителями? В этом мы и попытались разобраться на месте. Сегодня мы посетили деревню Козловку Прокошевского сельсовета, где, по данным местной администрации, постоянно зарегистрирован один человек.

Доехать до Козловки мы пытались дважды: осенью и весной. Но тогда из-за сезонных особенностей деревня для нас оказалась непреступной крепостью. Достаточно было взглянуть на ведущую к ней размытую проселочную дорогу, чтобы понять: не добраться — завязнем. В этот раз мы решили взять реванш, воспользовавшись жаркой и сухой летней погодой.

Чтобы не заблудиться, мы в очередной раз заехали в Прокошевскую администрацию и уточнили маршрут. Здесь нас уже знают как безнадежных экстремалов-романтиков, пытающихся в любую погоду пробраться в самую глушь, и потому приняли как родных. Сотрудники администрации показали на карте и подробно описали на словах весь путь до Козловки. Дорога показалась нам близкой и несложной. Но, как говорится, гладко было на бумаге…

Из Прокошева мы едем по асфальтированной дороге, прямо скажем, не очень ровной. То здесь, то там встречаются ямы, трещины, ухабы, из-за чего наш водитель слегка ворчит. У развалин бывшего животноводческого комплекса сворачиваем на ведущую в деревню грунтовку. Сейчас, в летнее время, она не размыта и не выглядит так устрашающе, как осенью и весной. Однако и на сей раз грунтовка не больно-то приветлива. Едва выехав на нее, мы тут же ощущаем под собой все ее многочисленные неровности. Нашу легковушку так и шатает по ямам да кочкам. Стрелка спидометра тут же опускается примерно до отметки в 10 километров в час. Передвигаться быстрее здесь просто невозможно. А стрелки часов столь же медленно, в такт нашей езде, отсчитывают время. «Пожалуй, если бы мы сейчас ехали не на автомобиле, а на гужевом транспорте, наша скорость была бы примерно такой же», — думается мне.

И вот наконец видим на горизонте первые домики. Победа! С третьей попытки мы добрались до Козловки. У одного из домов замечаем огромную, монструозного вида собаку, сосредоточено высматривающую чужаков. «Должно быть, непрошеным гостям к избе с такой псиной и подойти-то страшно», — думаем мы. Однако, подъехав чуть поближе, понимаем, что собака, выглядящая столь грозно издалека, ненастоящая. Что ж, хозяевам этого дома стоит отдать должное за творческую находку. Наверное, такой «арт-объект» способен отпугнуть вора еще на дальних подступах к избе. Вот уж воистину, не лает, не кусает, а в дом не пускает.

Подъезжаем к мосту через речку Шавку. Мост узкий и ветхий. Чтобы перебраться через него и не провалиться, я выбегаю из машины и указываю водителю, куда рулить.

За этим с интересом наблюдают несколько женщин в возрасте и мальчик с велосипедом. Это местные дачники. По словам женщин, постоянных жителей, которые остаются на зиму, в деревне попросту нет. На мой вопрос: «Почему?» — люди в один голос отвечают, что из-за неустроенности в деревне круглый год делать нечего.

Нас ведут в гости к единственному прописанному в деревне жителю —  83-летнему Ювеналию Андреевичу Шабанову. В Козловке он родился, вырос и, по его словам, надеется провести последние дни. Впрочем, несмотря на всю свою любовь к родной деревне, зимой Ювеналий Андреевич предпочитает жить не здесь, а в квартире в Прокошеве. «Люди бы здесь жили, если б дороги нормальные были, — говорит наш новый знакомый. — Вон какие у нас места красивые. А стоит пройти дождю — не въехать и не выехать». Говоря об этом, Ювеналий Андреевич слегка ворчит по-стариковски.

Трудовая деятельность нашего собеседника была связана с местным совхозом, а затем — с животноводческим комплексом, ныне полуразрушенным, о судьбе которого он переживает не менее эмоционально. «Если бы у кого-то было желание этим заниматься…» — с грустью вздыхает он.

Заходим к Ювеналию Андреевичу в дом. Обстановка в его избе так и выдает в нем человека консервативной жизненной позиции. Огромная часть предметов интерьера родом из советской эпохи, но находится в хорошем состоянии. Видно, хозяин за этим чутко следит. В гостиной стоит старенький кинескопный телевизор, к которому подсоединена цифровая приставка. Новое качество изображения для Ювеналия Андреевича, по его словам, несколько непривычно. «Здесь совсем другие цвета», —  говорит он с многозначительным выражением лица.

Три года назад у Ювеналия Андреевича умерла жена. Справляться в одиночку с хозяйством пожилому вдовцу бывает тяжеловато. Помочь ему приезжают родные и близкие. У Ювеналия Андреевича сын, двое внуков и четверо правнуков. Кроме того, в деревне, в своем доме, в теплое время года живет его племянница Наталья Ивановна Шабанова. Сейчас у нее гостит внук, шестилетний Димка. Мальчишку, которому, по словам его бабушки, скучновато в деревне, визит незнакомцев очень обрадовал, и Димка с большим энтузиазмом провел для нас экскурсию, особенно быстро найдя общий язык с нашим фотографом.

Мальчик показал нам фундамент сгоревшего дома. По словам дачников, пожар произошел зимой, когда в деревне никого не было и некому было приступить к тушению или вызвать МЧС. К тому же по бездорожью экстренным службам оперативно добираться до Козловки тяжело, сетуют жители.


Алексей СКОТНИКОВ

Фото Александра АРХИРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *